Сущность и явление

Сущность и явление — философские категории, отражающие всеобщие необходимые стороны всех объектов и процессов в мире.

Сущность — совокупность глубинных связей, отношений и внутренних законов, определяющих основные черты и тенденции развития материальной системы, это внутреннее содержание предмета, выражающееся в единстве всех многообразных и противоречивых форм его бытия.

Явление — конкретные события, свойства или процессы, выражающие внешние стороны действительности и представляющие форму проявления и обнаружения некоторой сущности.

В мышлении категории сущности и явления выражают потребность перехода и сам переход от многообразия наличных форм бытия предмета к его внутреннему содержанию и единству – к понятию. Постижение сущности предмета составляет задачу науки.

Категории сущности и явления всегда неразрывно связаны между собой. В мире нет такой сущности, которая не обнаруживалась бы вовне и была непознаваемой, как нет и явления, которое не заключало бы в себе никакой информации о сущности. Но единство сущности и явления не означает их совпадения, т. к. сущность всегда скрыта за поверхностью явления, и чем глубже она лежит, тем более трудным и длительным оказывается её познание в теории: «…если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня…» [1].

Явление богаче сущности, ибо оно включает в себя не только обнаружение внутреннего содержания, существенных связей объекта, но и всевозможные случайные отношения, особенные черты последнего. Явления динамичны, изменчивы, в то время как сущность образует нечто сохраняющееся во всех изменениях. Но будучи устойчивой по отношению к явлению, сущность также изменяется: «…не только явления преходящи, подвижны, текучи…, но и сущности вещей…» [2].

Познание сущности возможно лишь на основе абстрактного мышления и создания теории исследуемого процесса. Оно представляет собой качественный скачок от эмпирического к теоретическому уровню познания, связано с раскрытием главным образом определяющего в предметах, законов их изменения и развития. Это сопровождается переходом от описания к объяснению явлений, к раскрытию их причин и оснований. Один из критериев познания сущности — точная формулировка законов движения и развития объектов и подтверждаемость прогнозов, выводимых в качестве следствия из данных законов и условий их действия. Кроме того, сущность может считаться познанной, если дополнительно известны причины возникновения и источники развития рассматриваемого объекта, раскрыты пути его формирования или технического воспроизведения, если в теории или на практике создана его достоверная модель, свойства которой соответствуют свойствам оригинала. Познание сущности даёт возможность отделить подлинное объективное содержание явления от его видимости, устранить элемент искажения и субъективности в исследовании.

Раскрытием сущности задачи познания не исчерпываются. Необходимо теоретическое объяснение и обоснование сформулированных ранее законов, сферы их применимости, соотношения с другими законами и т. п. Решение данных вопросов связано с переходом к познанию более глубоких структурных уровней материи либо с раскрытием системы более общих связей и отношений, в которую рассматриваемое явление входит в качестве элемента. Это требует познания более общих и фундаментальных законов бытия, из которых найденные ранее законы и процессы следуют в виде их частных проявлений. Совершается переход к более глубокой сущности, на новых структурных уровнях материи. «Мысль человека бесконечно углубляется от явления к сущности, от сущности первого, так сказать, порядка, к сущности второго порядка и т. д. без конца» [3].

Во взаимоотношении сущности и явления обнаруживается диалектика единства и многообразия. Одна и та же сущность может иметь множество различных проявлений, равно как и всякое достаточно сложное явление может определяться несколькими сущностями, относящимися к разным структурным уровням материи. Сущность всегда более устойчива, чем конкретные явления, но в конечном счёте и сущности всех систем и процессов в мире также изменяются в соответствии со всеобщими диалектическими законами развития материи. Та совокупность законов и глубинных отношений, которая выступает как сущность первого порядка по отношению к чувственно воспринимаемым явлениям, сама будет проявлением сущности более глубокого порядка и т. д.

Всякая наука лишь тогда достигает зрелости и совершенства, когда она раскрывает сущность исследуемых ею явлений и оказывается в состоянии предвидеть их будущие изменения в сфере не только явлений, но и сущности.

Исследование механизма обособления сущности от существования, от форм наличного бытия и приобретения этими формами мнимой, призрачной сущности привело Маркса к формулированию концепции превращённой формы.

В «Капитале» Маркс показывает, что сущность вещи не есть некая реализующаяся в вещи и принципиально отличная от нее «идея» или какое-то иное, гетерогенное самому предмету «начало», а представляет собой внутреннюю связь, единство всех эмпирических проявлений вещи. Сущность – это место данного предмета в системе других предметов, определяющее все его специфические особенности. Рассматривая всякую вещь и действительность в целом как исторический процесс, Маркс показывает, каким образом в этом процессе складывается структура предмета – единство внутреннего содержания (внутренних законов движения) и внешних, поверхностных явлений, непосредственно не совпадающих и часто противоположных сущности.

Простейшие формы бытия предмета в процессе своего превращения в более развитые формы не только сохраняются (часто в преобразованном виде) рядом с этими более развитыми формами, но и содержатся в них как их основание, как их внутреннее содержание и основа, на которой они вырастают – исторически и логически. По мере формирования предмета как развитого конкретного целого сущность – всеобщее основание и закон его бытия – начинает выступать как нечто отличное и отдельное от каждой «частной» формы проявления предмета, как нечто им всем противостоящее.

Кажется, что все формы конкретно-чувственного бытия предмета вытекают (полагаются) из сущности. В действительности же движение «от сущности к бытию» и его наличным формам есть движение от одних – более простых и ранних, исходных – форм бытия предмета к другим, в конечном счёте – к непосредственно наличным, чувственно-конкретным формам бытия предмета через их развитие. Поэтому на деле «непосредственные», эмпирически данные формы существования предмета оказываются самыми опосредованными, «конечными» формами. Явление поэтому может быть научно понято не само по себе, а только из сущности и на основе её. Явление само раскрывает свою несамостоятельность, неистинность через противоречие другому явлению того же предмета. Поэтому-то наука и не может ограничиться лишь систематизацией, простым «обобщением» явлений и их видимой связи, а должна критически проанализировать их, проникнуть в их сущностное содержание.

Расхождение, отделение форм проявления от внутреннего содержания, от сущности есть результат истории противоречий самой сущности. Совпадение, тождество сущности и явления достигается лишь через опосредование сущностного содержания, через анализ промежуточных звеньев [4]. Противоречие сущности, внутреннего закона и выражающей его теории с явлением, с видимым положением вещей разрешается в контексте восхождения от абстрактного к конкретному. При этом предшествующие представления не отбрасываются при формировании нового значения, а сохраняются в критически переосмысленном виде как выражение «поверхности явлений». С этой точки зрения эмпиристски-позитивистская методология есть выражение некритического отношения к эмпирии, отношения к вещам «как они нам кажутся», а не как они есть на самом деле.

Агностицизм неправомерно разрывает сущность и явление, рассматривает сущность как непознаваемость, «вещь в себе», якобы не обнаруживающуюся в явлении и недоступную познанию. С другой стороны, идеалисты приписывают сущности вещей идеальное, божественное происхождение, считая её первичной по отношению к материальным вещам в мире (идеальный мир общих сущностей Платона, томизм, «абсолютная идея» Гегеля, современный неотомизм). Некоторые представители идеализма отрицают объективность сущности, считая, что разум «диктует» законы природе, а явление отождествляют с «элементами мира», которые понимаются как комбинация физического и психического (Мах, эмпириокритицизм, феноменализм). В большинстве направлений современной буржуазной философии проблема сущности и явления не рассматривается в её традиционном виде, либо толкуется нигилистически. Последнее наиболее резко выражено в неопозитивизме, который признает реальными только явления, «чувственные данные», а сущности отказывает в объективном существовании. В экзистенциализме проблема сущности и явления отодвинута в связи с выдвижением на передний план проблемы существования.

Литература
  1.   К. Маркс (под редакцией Ф. Энгельса). Капитал. Критика политической экономии. Том третий. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 25, ч. 2, с. 384.
  2.   В. И. Ленин. Конспект книги Гегеля «Лекции по истории философии». ПСС, изд. 5, т. 29, с. 227.
  3.   В. И. Ленин. Конспект книги Гегеля «Лекции по истории философии». ПСС, изд. 5, т. 29, с. 227.
  4.   К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 316.
Sidebar