Разум и рассудок

Разум и рассудок — понятия, выражающие две взаимно необходимые стороны развития научного познания, а также нравственного и художественного мышления, две взаимно помогающие друг другу способности; философские категории, сформировавшиеся в домарксистской философии и выражающие два уровня мыслительной деятельности.

Рассудочная способность отличается тем, что в её пределах понятия не находятся в процессе преобразования и сохраняют устойчивую форму; они выступают как готовые теоретические «мерила» для эмпирического материала, для конструирования результатов. Отсюда — отвлечённый характер рассудочных операций и результатов, дающий почву для культа абстракций и формализмов, для приписывания им самодовлеющей созидательной роли. Вооружённый одним лишь рассудком, человек и самую свою жизнь делает всё более рассудочной — сферой утилитарной рациональности.

Разумная способность отличается, напротив, тем, что здесь понятия ввергаются в процесс преобразования. Главное отличие разума в том, что он не чужд нравственной и художественной культуре, а устремлён к соединению с ними познания ради развития самого субъекта. Если научное исследование, основанное лишь на рассудочной способности, резко расходится с нравственностью и искусством, разум создаёт атмосферу их содружества.

Различение разума и рассудка как двух «способностей души» намечается уже в античной философии: если рассудок — способность рассужде­ния — познаёт всё относительное, земное и конечное, то разум, сущность которого состоит в целеполагании, открывает абсолютное, божественное и бесконечное. У Николая Кузанского, Бруно, Якоби, Шеллинга и других сложилось представление о разуме как высшей по сравнению с рассудком способности познания: разум непосредственно «схватывает» единство противополож­ностей, которые рассудок разводит в стороны.

Детальная разработка представления о двух уровнях мыслительной деятельности — разуме и рассудке принадлежит Канту. «Всякое наше знание начинает с чувств, переходит затем к рассудку и заканчивается в разуме, выше которого нет в нас ничего для обработки материала созерцаний и для подведения его под высшее единство мышления». Основная функция рассудка в познании — упорядочение, систематизация явлений, материала чувст­венности. Рассудок, по Канту, привносит форму в знание, содержание которого есть результат чувственного со­зерцания. Рассудок всегда носит конечный, ограничен­ный характер, поскольку конечно и ограничено содер­жание, порождаемое чувственным познанием. Вместе с тем, согласно Канту, мышлению свойственно стремление к выходу за пределы этой конечности, к поиску безуслов­ных оснований, не ограниченных рамками конечного опыта. Таким мышлением является разум, стремящийся найти бесконечное, безусловное и абсолютное. Однако разум не достигает этой цели и впадает в нераз­решимые противоречия — антиномии.

Продолжая кантовскую традицию различения разума и рассудка как двух ступеней рационального познания, Гегель противопоставляет разум (как «бесконечное» мышление) рассудку (как «конечному» мышлению). Конечность рассудка обусловлена тем, что он, фиксируя ограничен­ные определения мысли, не способен выйти за пределы их содержания. Однако устойчивость, определённость и конечность рассудка лежит, согласно Гегелю, в основе систематизирующей деятельности мышления, упорядо­чивания доставляемого восприятием материала. При­знавая правомерность рассудка, Гегель вместе с тем подчёркивал, что возможности мышления не исчер­пываются рассудочной деятельностью. В отличие от Канта, Гегель признавал способность разума выполнять в познании конструктивную функцию. Достигнув ста­дии разума, мышление выступает как свободная, не связанная какими-либо внешними ограничениями спонтанная ак­тивность духа. На стадии разума мышление делает своим предметом собственные формы, наличные определения мысли и, преодолевая их абстрактность и односторон­ность, вырабатывает «разумное», или «конкретное», понятие. В разуме находит выражение диалектика по­знания: Гегель рассматривал деятельность мышления на стадии разума как развитие, конкретизацию его понятийного содержания. Однако он мистифицировал этот процесс, представив его как саморазвитие поня­тия. Ф. Энгельс отмечал, что «… гегелевское различе­ние [разума и рассудка], согласно которому только диалек­тическое мышление разумно, имеет известный смысл»; он указывал также что «… диалектическое мышление… имеет своей предпосылкой исследование природы самих понятий…» [1].

В марксизме проблема разума и рассудка решается на основе понимания человека в его целостности, единстве многообразных проявлений его деятельности. С точки зрения диалектического материализма процесс развития теоретического мышления предполагает взаимосвязь разума и рассудка. С рассудком связана способность строго оперировать понятиями, правильно классифицировать факты и явления, приводить знания в определённую систему. Опи­раясь на рассудок, разум выступает как творческая познавательная деятельность, раскрывающая сущность действи­тельности. Посредством разума мышление синтезирует результаты познания, создаёт новые идеи, выходящие за пределы сложившихся систем знания.

Литература
  1.  Ф. Энгельс. Диалектика природы. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 20, с. 537–538.
Sidebar