Разделение труда

Разделение труда в широком смысле — система различных по своим признакам и одновременно взаимодействующих друг с другом видов труда, производственных функций, занятий вообще или их совокупностей, а также система общественных связей между ними. Эмпирическое многообразие занятий рассматривается экономической статистикой, экономикой труда, отраслевыми экономическими науками, демографией и т. д. Территориальное, в том числе международное, разделение труда описывается экономической географией. Для определения соотношения различных производственных функций с точки зрения их вещественного результата К. Маркс предпочитал употреблять термин «распределение труда».

Общественное разделение труда

Общественное разделение труда как человеческой деятельности в её социальной сущности является, в отличие от специализации, исторически преходящим социальным отношением. Специализация труда есть разделение видов труда по предмету, которое непосредственно выражает прогресс производительных сил и способствует ему. Многообразие таких видов соответствует степени освоения природы человеком и растёт вместе с его развитием. Однако в классовых формациях специализация осуществляется не как специализация целостных деятельностей, т. к. сама испытывает влияние социального разделения труда. Последнее расчленяет человеческую деятельность на такие частичные функции и операции, каждая из которых сама по себе уже не обладает характером деятельности и не выступает как способ воспроизводства человеком его социальных отношений, его культуры, его духовного богатства и самого себя как личности. Эти частичные функции лишены собственного смысла и логики; их необходимость выступает лишь как требование, предъявляемое к ним извне системой разделения труда. Таково разделение материального и духовного (умственного и физического), исполнительского и управляющего труда, отделение города от деревни, функций практических и идеологических и т. п.

Разделение труда исторически неизбежно вырастает до классового разделения. «Вместе с разделением труда, — резюмировал Энгельс марксов анализ этой проблемы, — разделяется и сам человек… Это калечение человека возрастает в той же мере, в какой растёт разделение труда…» [1]. Человек становится «частичным» (Маркс). Дело, следовательно, не только и не столько в том, что разделение труда делает специализацию уродливо узкой, и даже не в закреплении за человеком определённой профессии, а в том, что индивид включается в социальную связь не как личность, а как носитель определённой функции, как рабочая сила определённого качества. Он выступает как персонаж с извне диктуемой ролью.

Капитализм доводит до крайнего обострения все противоречия разделения труда и его последствий (Отчуждение). Создаваемые людьми материальные и духовные ценности, а также сами общественные отношения уходят из-под их контроля и начинают господствовать над ними. «…Разделение труда, — писали Маркс и Энгельс, — даёт нам также и первый пример того, что пока люди находятся в стихийно сложившемся обществе, пока, следовательно, существует разрыв между частным и общим интересом, пока, следовательно, разделение деятельности совершается не добровольно, а стихийно, — собственная деятельность человека становится для него чуждой, противостоящей ему силой, которая угнетает его, вместо того, чтобы он господствовал над ней» [2].

Эти противоречия постепенно разрешаются в ходе строительства социализма и коммунизма, преодоления остатков старого общественного разделения труда. Коммунизм призван полностью преодолеть расчленяющее самого человека разделение труда на основе дальнейшего углубления специализации и развития многообразных способностей, т. е. путём всестороннего развития личности каждого человека.

История развития разделения труда

На ранней ступени развития общества существовало естественное разделение труда — по полу и возрасту. С усложнением орудий производства, с расширением форм воздействия людей на природу их труд стал качественно дифференцироваться и определённые его виды обособляться друг от друга. Это диктовалось очевидной целесообразностью, поскольку разделение труда вело к росту его производительности. В. И. Ленин писал: «Для того, чтобы повысилась производительность человеческого труда, направленного, например, на изготовление какой-нибудь частички всего продукта, необходимо, чтобы производство этой частички специализировалось, стало особым производством, имеющим дело с массовым продуктом и потому допускающим (и вызывающим) применение машин и т. п.». [3]. Отсюда Ленин делал вывод, что специализация общественного труда «…по самому существу своему, бесконечна — точно так же, как и развитие техники» [4].

Производство немыслимо без сотрудничества, кооперации людей, порождающей определённое распределение деятельности. «Очевидно само собой, — писал К. Маркс, — что эта необходимость распределения общественного труда в определённых пропорциях никоим образом не может быть уничтожена определённой формой общественного производства, — измениться может лишь форма её проявления» [5]. Формы распределения труда находят прямое выражение в разделении труда, которое обусловливает и существование исторически определённых форм собственности. «Различные ступени в развитии разделения труда, — писали Маркс и Энгельс, — являются вместе с тем и различными формами собственности, т. е. каждая ступень разделения труда определяет также и отношения индивидов друг к другу соответственно их отношению к материалу, орудиям и продуктам труда» [6].

Процесс распределения людей в производстве, связанный с ростом специализации, совершается либо сознательно, планомерно, либо принимает стихийный и антагонистический характер. В первобытных общинах этот процесс носил планомерный характер. Орудия труда здесь были индивидуализированы, однако труд и пользование его результатами не могли тогда раздробляться — низкая производительность труда людей исключала их выделение из общины.

Так как во всю предшествующую историю человечества процесс производства заключался в том, что люди между собой и предметом труда вклинивали орудие производства, сами становясь непосредственным компонентом производственного процесса, то начиная с первобытной общины индивидуализация орудий труда приводила к «прикреплению» людей к ним и определённым видам дифференцировавшейся деятельности. Но поскольку все члены общины имели общие интересы, такое «прикрепление» носило естественный характер, считалось оправданным и разумным.

С развитием орудий производства возникли целесообразность и необходимость относительно обособленного труда индивидов, а более производительные орудия давали возможность обособленного существования отдельных семей. Так происходило превращение непосредственно общественного труда, каким он был в первобытных общинах, в частный труд. Характеризуя сельскую общину как переходную форму к полной частной собственности, Маркс отмечал, что здесь труд индивидов приобрёл обособленный, частный характер, и это явилось причиной возникновения частной собственности. «Но самое существенное, — писал он, — это — парцеллярный труд как источник частного присвоения» [7].

«В докапиталистических формациях, — писал Энгельс, — средства труда — земля, земледельческие орудия, мастерские, ремесленные инструменты — были средствами труда отдельных лиц, рассчитанными лишь на единоличное употребление… Но потому-то они, как правило, и принадлежали самому производителю… Следовательно, право собственности на продукты покоилось на собственном труде» [8].

В результате раздробления труда, превращения его в частный труд и появления частной собственности возникли противоположность экономических интересов индивидов, социальное неравенство, общество развивалось в условиях стихийности. Оно вступило в антагонистический период своей истории. Люди стали закрепляться за определёнными орудиями труда и различными видами всё более дифференцировавшейся деятельности помимо их воли и сознания, в силу слепой необходимости развития производства. Эта главная особенность антагонистического разделения труда — не извечное состояние, будто бы присущее самой природе людей, а исторически преходящее явление.

Определяющим условием разделения труда является рост производительных сил общества. «Уровень развития производительных сил нации обнаруживается всего нагляднее в том, в какой степени развито у неё разделение труда» [9]. При этом определяющую роль в углублении разделения труда играют развитие и дифференциация орудий производства. В свою очередь, разделение труда способствует развитию производительных сил, росту производительности труда. Накопление у людей производственного опыта и навыков к труду находится в прямой зависимости от степени разделения труда, от специализации работников на определённых видах труда. Технический прогресс неразрывно связан с развитием общественного разделения труда.

Рост и углубление разделения труда влияют и на развитие производственных отношений. В рамках первобытнообщинного строя исторически возникло первое крупное общественное разделение труда (выделение пастушеских племён), что создало условия для регулярного обмена между племенами. «Первое крупное общественное разделение труда вместе с увеличением производительности труда, а следовательно, и богатства, и с расширением сферы производительной деятельности, при тогдашних исторических условиях, взятых в совокупности, с необходимостью влекло за собой рабство. Из первого крупного общественного разделения труда возникло и первое крупное разделение общества на два класса — господ и рабов, эксплуататоров и эксплуатируемых» [10]. При возникновении рабовладельческого строя на основе дальнейшего роста производительных сил развилось второе крупное общественное разделение труда — отделение ремесла от земледелия, положившее начало отделению города от деревни и возникновению противоположности между ними. Отделение ремесла от земледелия означало зарождение товарного производства (см. Товар). Дальнейшее развитие обмена повлекло за собой третье крупное общественное разделение труда — обособление торговли от производства и выделение купечества. В эпоху рабства появляется противоположность между умственным и физическим трудом. К глубокой древности относится возникновение также территориального и профессионального разделения труда.

Разделение труда при капитализме

Возникновение и развитие машинной индустрии сопровождалось значительным углублением общественного разделения труда, стихийным формированием новых отраслей производства.

При капитализме разделение труда становится ещё более важным фактором общественной жизни (само развитие капитализма как высшей формы товарного производства, т. е. производства, основанного на общественном разделении труда, было непосредственно связано с его ростом). При капитализме всеобъемлющий характер приобретает разделение труда между отдельными предприятиями, связь между которыми осуществляется на рынке через посредство стихийно действующих на основе закона стоимости закономерностей товарного производства (по терминологии «Капитала» Маркса, общественное разделение труда). Кроме того, складывается планомерно вводимое капиталистами разделение внутри предприятий («техническое» разделение труда) — сначала в рамках мануфактуры (в которой разделение труда достигает ещё большей степени детализации, чем в средневековом городском ремесле, и рабочий превращается в «частичного» рабочего, выполняющего какую-либо определённую производственную операцию), затем в рамках фабрики. Детальное разделение труда внутри предприятий ведёт не только к огромному росту производительности труда, но и к росту интенсивности эксплуатации труда капиталом. Однобокость, узость профессионального разделения труда калечит людей.

В условиях капитализма приобретают невиданные ранее размеры отделение промышленности от сельского хозяйства и такие виды общественного разделения труда, как территориальное и международное. Открывая новые возможности для развития производительных сил, этот рост разделения труда вместе с тем в некоторых отношениях крайне отрицательно сказывается на положении трудящихся. В капиталистическом обществе ещё более углубляется противоположность между городом и деревней, между умственным и физическим трудом.

Развитие капитализма обусловливает хозяйственное сближение народов, развитие международного разделения труда. Но эта прогрессивная тенденция в условиях капитализма осуществляется путём подчинения одних народов другими, путём угнетения и эксплуатации народов. Международное капиталистическое разделение труда находит одно из своих проявлений в превращении колониальных и зависимых стран в аграрно-сырьевой придаток метрополий.

Стихийное развитие разделения труда при капитализме обостряет антагонистическое противоречие между общественным характером производства и частнособственнической формой присвоения продукта, между производством и потреблением и др. Характеризуя антагонистическую основу развития разделения труда при капитализме, К. Маркс отмечал, что «разделение труда уже с самого начала заключает в себе разделение условий труда, орудий труда и материалов…, а тем самым и расщепление между капиталом и трудом… Чем больше развивается разделение труда и чем больше растёт накопление, тем сильнее развивается… это расщепление» [11].

Разделение труда при социализме

В социалистическом обществе уничтожается старое классовое разделение занятий. При социализме создается принципиально новая система разделения труда. Оно приобретает характер организованного сотрудничества и взаимопомощи людей, участвующих в общественном производстве. Стихийное разделение между капиталистическими предприятиями заменяется планомерным разделением труда между социалистическими предприятиями, основанным на едином плане. Хотя еще сохраняется различие между неквалифицированным и квалифицированным трудом и некоторая односторонность профессионального разделения труда, но происходит постепенное изживание отрицательных последствий старого разделения труда. Предпринимаются сознательные усилия для преодоления ещё существующего неравенства между крупными промышленными и культурными центрами и периферией, между городом и деревней, между различными социальными группами с тем, чтобы доступ к той или иной сфере деятельности определялся способностями и склонностями каждого человека.

По мере преодоления классовых различий в социалистическом обществе на первый план выдвигаются проблемы, связанные с тенденциями развития разделения труда и утверждением полной социальной однородности (характер и содержание труда различных профессиональных групп, процессы дифференциации и интеграции деятельности и др.), обеспечением всестороннего и свободного развития личности каждого, возможности смены форм жизнедеятельности (труд, общественная деятельность, искусство и т. д.), постепенным созданием условий, при которых «различие в деятельности, труде не влечёт за собой никакого неравенства, никакой привилегии в смысле владения и потребления» [12].

 

Примечания

  1. Ф. Энгельс. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведённый господином Евгением Дюрингом. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 20, с. 303.
  2.  К. Маркс и Ф. Энгельс. Немецкая идеология. Критика новейшей немецкой философии в лице её представителей Фейербаха, Б. Бауэра и Штирнера и немецкого социализма в лице его различных пророков. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 3, с. 31.
  3. В. И. Ленин. По поводу так называемого вопроса о рынках. ПСС, изд. 5, т. 1, с. 95.
  4. В. И. Ленин. По поводу так называемого вопроса о рынках. ПСС, изд. 5, т. 1, с. 95.
  5. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 32, с. 460–461.
  6. К. Маркс и Ф. Энгельс. Немецкая идеология. Критика новейшей немецкой философии в лице её представителей Фейербаха, Б. Бауэра и Штирнера и немецкого социализма в лице его различных пророков. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 3, с. 20.
  7.  К. Маркс. Наброски ответа на письмо В. И. Засулич. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 19, с. 419.
  8. Ф. Энгельс. Развитие социализма от утопии к науке. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 19, с.
  9. К. Маркс и Ф. Энгельс. Немецкая идеология. Критика новейшей немецкой философии в лице её представителей Фейербаха, Б. Бауэра и Штирнера и немецкого социализма в лице его различных пророков. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 3, с. 20.
  10. Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 21, с. 161.
  11. К. Маркс и Ф. Энгельс. Немецкая идеология. Критика новейшей немецкой философии в лице её представителей Фейербаха, Б. Бауэра и Штирнера и немецкого социализма в лице его различных пророков. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 3, с. 66.
  12. К. Маркс и Ф. Энгельс. Немецкая идеология. Критика новейшей немецкой философии в лице её представителей Фейербаха, Б. Бауэра и Штирнера и немецкого социализма в лице его различных пророков. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 3, с. 542.
Sidebar