Основной вопрос философии

Основной вопрос философии — вопрос об отношении сознания к бытию, духовного к материальному, решение которого предопределяет поляризацию философских учений, их принадлежность к одному из двух главных направлений в философии — материализму или идеализму. «Философы, — пишет Ф. Энгельс, — разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы…, — составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма» [1].

При постановке основного вопроса философии возникает вопрос не только о приоритете материального или духовного, но и относительно того, что считать материальным, а что духовным. Отсюда проистекает возможность многочисленных модификаций в решении основного вопроса философии как в материализме, так и в идеализме. Гегель, например, принимает за первичное некое вне человека существующее мышление («абсолютную идею»), А. Шопенгауэр исходит из представления о бессознательной космической воле, Э. Мах считает, что все вещи состоят из ощущений.

Многие домарксистские и немарксистские философы не считают вопрос об отношении духовного к материальному основным вопросом философии. Для Ф. Бэкона, например, основной вопрос философии — это проблема овладения стихийными силами природы. Французский философ 20 в. А. Камю полагал, что основной вопрос философии есть вопрос о том, стоит ли жить. Лишь немногие из философов, в первую очередь Гегель и Л. Фейербах, близко подошли к правильной формулировке основного вопроса философии. Вычленение же основного вопроса философии и выяснение его роли в построении философских учений принадлежит Энгельсу [2]. Энгельс рассматривал основной вопрос философии как теоретический итог интеллектуальной истории человечества. Уже в религиозных верованиях первобытных людей содержится определённое представление об отношении психического к физическому, души к телу. Однако теоретическое рассмотрение этого отношения стало возможным лишь благодаря развитию абстрагирующего мышления, самонаблюдения, анализа. Исторически эта ступень интеллектуального развития совпадает с образованием противоположности между умственным и физическим трудом. В средние века, когда религия стала господствующей формой общественного сознания, основной вопрос философии, по словам Энгельса, «… принял более острую форму: создан ли мир богом или он существует от века» [3]. Но лишь благодаря ликвидации духовной диктатуры клерикализма в ходе буржуазных революций основной вопрос философии «… мог быть поставлен со всей резкостью, мог приобрести все свое значение…» [4].

Гносеологическая необходимость постановки основного вопроса философии заложена в реальном отношении человека к внешнему миру: любой элементарный акт человеческого познания и поведения предполагает разграничение субъективного и объективного, сознания и осознаваемых вещей. Таким образом, основной вопрос философии вырастает из повседневной жизни людей, практики, познания.

Вопрос о первичности материи (или духа, как полагают идеалисты) образует первую, онтологическую сторону основного вопроса философии. Второй, гносеологической его стороной является вопрос о познаваемости мира, о том, «можем ли мы в наших представлениях и понятиях о действительном мире составлять верное отражение действительности…» [5]. Большинство философов (в том числе идеалистов) считают мир познаваемым. Это значит, что противоположность между материализмом и идеализмом в рамках второй стороны основного вопроса философии выявляется лишь путём анализа материалистического и идеалистического истолкования принципа познаваемости мира. Материалисты характеризуют познание как адекватное отражение предметов в сознании познающего субъекта. Идеалисты (если они признаю́т познаваемость мира) отождествляют познаваемую реальность с духом. Так, по Гегелю, бытие есть, в сущности, мышление, правда сверхчеловеческое, а человеческое мышление познаёт бытие благодаря своему сущностному тождеству с этой реальностью.

Идеалисты, отрицающие познаваемость мира, примыкают к философскому скептицизму, агностицизму. Некоторые агностики пытаются избежать альтернативы, формулируемой основным вопросом философии, становясь на позиции дуализма или эклектизма. К агностицизму нередко склонялись, несмотря на материалистические исходные позиции, и некоторые естествоиспытатели (например, Т. Гексли, К. Негели). Энгельс называл их «стыдливыми материалистами».

Диалектико-материалистическое решение основного вопроса философии качественно отличается от того решения, которое предлагает метафизический материализм. Духовное, идеальное рассматривается марксистско-ленинской философией как высший продукт материи, свойство высокоорганизованной материи. Сознание, мышление, физиологической основой которых является мозг человека, есть вместе с тем социальный продукт, отражение общественного бытия людей.

В отличие от предшествующего материализма, философия марксизма распространяет материалистический подход к основному вопросу философии на общественную жизнь, соответственно решая вопрос об отношении общественного сознания к общественному бытию. «Если материализм вообще объясняет сознание из бытия, а не обратно, то в применении к общественной жизни человечества материализм требовал объяснения общественного сознания из общественного бытия» [6].

Литература
  1.   Ф. Энгельс. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 21, с. 283.
  2.  см. Ф. Энгельс. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 21, с. 282–291.
  3.   Ф. Энгельс. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 21, с. 283.
  4.   Ф. Энгельс. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 21, с. 283.
  5.   Ф. Энгельс. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 21, с. 283.
  6.  В. И. Ленин. Карл Маркс. ПСС, изд. 5, т. 26, с. 55–56.
Sidebar