Историзм

Историзм — принцип познания вещей и явлений в их становлении и развитии, в органической связи с порождающими их условиями. Историзм означает такой подход к явлениям, который включает в себя исследование их возникновения и тенденций последующего развития, рассматривает их в аспекте как прошлого, так и будущего. В качестве определённого способа теоретического исследования историзм есть фиксация не любого изменения (пусть даже качественного), а такого, в котором выражается формирование специфических свойств и связей вещей, определяющих их сущность, своеобразие. Историзм предполагает признание необратимого и преемственного характера изменений вещей.

Принцип историзма первоначально был выдвинут и разрабатывался в философских системах Дж. Вико, Вольтера, Ж. Ж. Руссо, Д. Дидро, Г. Фихте, Г. Гегеля, А. Сен-Симона, А. И. Герцена. В 18 и 1-й половине 19 вв. его развитие шло в форме философии истории, которая возникла в борьбе с бессодержательным эмпиризмом исторической науки средневековья и провиденциализмом теологии. Философия истории просветителей 18 в. рассматривала человеческое общество как часть природы; заимствуя из естествознания понятие причинности, она выдвинула идею «естественных законов» истории, единства исторического процесса (Гердер), разработала теорию прогресса как движения от низшего к высшему (французские материалисты) и т. д. Ограниченность этих концепций историзма состояла в механицизме, а также в том, что в них место действительных связей, присущих объекту, занимали связи, измышленные самими философами и носящие спекулятивный характер.

Взгляд на историю общества как на внутренне закономерный, необходимый процесс развивали представители немецкого классического идеализма. Однако и они привносили эту необходимость в историю извне, из области философии. Высшим этапом развития принципа домарксистского историзма была философия Гегеля; по словам Ф. Энгельса, «он первый пытался показать развитие, внутреннюю связь истории…» [1]. Философия истории Гегеля сочетает идею специфичности каждой исторической эпохи с признанием общей поступательности общественного развития в целом. Вместе с тем историзм Гегеля находился в непримиримом противоречии с идеалистической сущностью его общей концепции; с позиции этого историзма конкретно-исторический анализ явлений действительности оказывался невозможным.

Огромную роль в утверждении принципа историзма сыграли успехи конкретных наук — науки об обществе (например, А. Барнав, французские историки периода Реставрации) и естествознания (И. Кант, Ч. Лайель, Ч. Дарвин). Принципу историзма до К. Маркса было чуждо понимание развития как борьбы внутренних противоречий, что приводило к господству эволюционизма.

Последовательно принцип историзма был разработан К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И. Лениным. Выражая сущность марксистского понимания этого принципа, В. И. Ленин писал: «…Не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь» [2].

Отличительная черта марксистского историзма состоит в том, что он распространяется на все сферы существования объективной действительности — природу, общество и мышление. «Мы знаем только одну единственную науку, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс, — науку истории. Историю можно рассматривать с двух сторон, её можно разделить на историю природы и историю людей. Однако обе эти стороны неразрывно связаны; до тех пор, пока существуют люди, история природы и история людей взаимно обусловливают друг друга» [3]. В качестве всеобщего принципа подхода к действительности историзм находит свое всестороннее подтверждение в ходе развития науки. За последнее столетие историзм утвердился как необходимый научный способ рассмотрения применительно к самым различным объектам, в том числе к тем, которые представлялись неподвижными, лишёнными истории. Историческими науками являются не только политическая экономия, история общества, история науки, но и геотектоника, антропология, языкознание, космогония, геоморфология, генетика, эволюционная биология и многие другие.

Марксистский историзм исходит не просто из движения объективного мира, не просто из его изменяемости во времени, но именно из его развития. Такой подход означает, что объект должен рассматриваться, во-первых, с точки зрения его внутренней структуры, причём не как механическое множество отдельных элементов, связей, зависимостей, а как органичная совокупность этих структурных составляющих, как внутренне связанное и функционирующее целое, как система; во-вторых, с точки зрения процесса, т. е. следующих друг за другом во времени совокупности исторических связей и зависимостей его внутренних составляющих; в-третьих, с точки зрения выявления и фиксирования качественных изменений в его структуре в целом; наконец, с точки зрения раскрытия закономерностей его развития, законов перехода от одного исторического состояния объекта, характеризующегося одной структурой, к другому историческому состоянию, характеризующемуся другой структурой. При этом отличительной чертой марксистского историзма является признание единства и борьбы противоположностей, противоречий как ядра и внутреннего механизма процесса развития.

В соответствии с принципом историзма процессы развития объективного мира должны рассматриваться в том виде, в котором они протекали в действительности. Любое явление, любой предмет могут быть поняты и правильно оценены лишь при условии рассмотрения их в конкретных исторических условиях и связях. «Весь дух марксизма, — писал В. И. Ленин, — вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривалось лишь (α) исторически; (β) лишь в связи с другими; (γ) лишь в связи с конкретным опытом истории» [4]. С позиций марксистского историзма грубо ошибочными являются случаи архаизации или модернизации, когда объект характеризуется с помощью понятий и категорий, свойственных не данной ступени исторического развития, а ступеням, исторически предшествующим или позднейшим по сравнению с рассматриваемой.

Марксистский историзм качественно отличается от аналогичных по терминологии представлений домарксистской и современной буржуазной философии. Ненаучный характер принципа историзма, выдвигавшегося до Маркса, заключался в том, что ни один из философов не мог подняться до понимания подлинной диалектики развития объективного мира и его познания: под развитием понималось или изменение внешней формы объекта, или его механическое движение. Неспособность этих философов раскрыть и понять роль внутренних противоречий в процессе развития объекта приводила к плоско-эволюционному пониманию принципа историзма.

Одна из характерных черт современной немарксистской философии и социологии — отрицание принципа историзма, борьба против него или же такое истолкование, которое выхолащивает из него материалистическое и диалектическое содержание. Основной смысл философско-исторических концепций неокантианства (Г. Риккерт, В. Виндельбанд), крочеанства (Б. Кроче), философии жизни (В. Дильтей), экзистенциализма (К. Ясперс), прагматизма, неопозитивизма (К. Поппер), неогегельянства, а также теорий последователей этих концепций в сфере конкретных наук — так называемой «исторической школы» в политической экономии, «позитивной школы» в истории и др., состоит как раз в отрицании возможности подхода к объективной действительности с точки зрения раскрытия закономерного процесса её развития, в подмене принципа историзма релятивизмом. Противопоставляя общее и единичное, естествознание и науку об обществе, новые и новейшие западные философы истории и социологи скатываются к прямому иррационализму. Они отрицают не только возможность познания законов исторического развития, но и самое существование этих законов. История для них есть нечто абсурдное, бессмысленное, поэтому они сводят смысл исторического подхода к действительности к простой регистрации субъективных «переживаний» или единичных и неповторимых фактов, к описанию отдельных, не связанных друг с другом и не поддающихся научному анализу исторических «ситуаций», исключающих понимание внутренней связи исторического процесса. Для этих философов характерно, по словам Ленина, «отчаяние в возможности научно разбирать настоящее, отказ от науки, стремление наплевать на всякие обобщения, спрятаться от всяких «законов» исторического развития, загородить лес – деревьями…» [5]. Ограниченно понимают историзм представители и тех буржуазных концепций истории, которые сводят процесс развития к чередованию одних и тех же «циклов» (А. Тойнби), к серии не связанных друг с другом «стадий роста» (У. Ростоу) и т. д.

Литература
  1.   Ф. Энгельс. Карл Маркс. «К критике политической экономии». Первый выпуск, Берлин, Франц Дункер, 1859. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 13, с. 496.
  2. В. И. Ленин. О государстве. Лекция в Свердловском университете 11 июля 1919 г. ПСС, изд. 5, т. 39, с. 67.
  3.   К. Маркс и Ф. Энгельс. Немецкая идеология. Критика новейшей немецкой философии в лице её представителей Фейербаха, Б. Бауэра и Штирнера и немецкого социализма в лице его различных пророков. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 3, с. 16, прим.
  4.   В. И. Ленин. И. Ф. Арманд. ПСС, изд. 5, т. 49, с. 329.
  5.   В. И. Ленин. Ещё одно уничтожение социализма. ПСС, изд. 5, т. 25, с. 44.
Sidebar