Индустриализация СССР

Индустриализа́ция СССР, сталинская индустриализация — эпоха в истории СССР, главное политико-экономическое содержание которой составляло планомерное осуществление индустриализации как объективно необходимого сдвига в экономике страны. Хронологически индустриализация СССР следует за нэпом и прерывается Великой отечественной войной, охватывая таким образом три предвоенные пятилетки (тж. «сталинские пятилетки»), с 1927 по 1941 год.

Предыстория индустриализации в России

Сталинская индустриализация СССР (1927–1941) была самым успешным, но вместе с тем не первым в отечественной истории рывком по преодолению исторически и географически сложившегося отставания наших производительных сил от Запада.

Петровские преобразования были, собственно, не индустриализацией (в мировой истории этот период выделяется на век позже), а экзотической попыткой воссоздать нечто типа позднеримских эргастерий с закрепощённой рабочей силой. За чисто номинальным ростом числа заводов скрывалась полная технологическая зависимость от Европы; «немцы» — инженеры оставались фактом русской промышленной жизни вплоть до XX века.

Не будет преувеличением сказать, что идеи настоящей, полной, всеохватывающей комплексной индустриализации проникли и укоренились в передовых умах царской России лишь вместе с трудами передовых мыслителей Запада последней трети XIX века. Прежде всего Маркс, но не только он, а и другие учёные осознавали первичность производства перед потреблением и ведущую роль промышленности относительно сельского хозяйства. Известную роль сыграла здесь Вена, как центр учёной мысли, из которого многие русские экономисты от М.И.Туган-Барановского до Н.И.Бухарина черпали нечто сверх теории маржинализма, с которой связывается Венская (австрийская) экономическая школа.

Так или иначе, понятие производительных сил вошло у нас в практическое использование задолго до того, как в вузах стали проходить Маркса и даже австромарксизм. Комиссия по изучению естественных производительных сил России (КЕПС) — так назвали в 1915 году свою рабочую группу русские учёные, члены Императорской академии наук во главе с Вернадским. Однако энергетические источники были лишь только названы в числе естественных производительных сил; к составлению программи их практического использования КЕПС подойти не успела. Лишь в советское время эта комиссия была преобразована в Энергетический институт Академии Наук СССР.

Перед первой мировой войной выявились ключевые отрасли, готовые к рывку на опережение: для Германии и Австро-Венгрии это была электротехника, а для Германии ещё и химия. Русские аналитики ещё перед революцией правильно указали на электрификацию как ключевое звено. Но даже если бы план электрификации / индустриализации России и появился при прежнем строе, перспективы догнать хотя бы Австро-Венгрию были туманны. Ведь по темпам роста народного образования царская Россия продолжала отставать от империй Европы, а с 1910-х годов ещё и от Японии.

ГОЭЛРО

На окраинах страны ещё шла гражданская война, когда ведущие учёные России, многие из которых входили в КЕПС, представили В. И. Ленину свои разработки по развитию производительных сил страны. При личном участии Ильича концепция вышла за пределы собственно энергетики и обрела формы первого в истории нашей страны единого государственного перспективного плана развития народного хозяйства. 3 февраля 1920 года сессия ВЦИК приняла постановление о разработке плана электрификации, а в декабре уже свёрстанный план ГОЭЛРО одобрил VIII Всероссийский съезд Советов. Именно там Ленин назвал план ГОЭЛРО второй программой партии, и произнёс слова «Коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны» [1].

Программы по плану ГОЭЛРО составляли подготовительный этап перед развёртыванием индустриализации страны, создавая для этого необходимые условия. Среди организационных предпосылок будущих планов индустриализации крупнейшей являлось экономическое районирование страны. Впервые в истории экономика страны не на словах, а на практике была проанализирована как единый народнохозяйственный комплекс — объект планирования. Материально-технические предпосылки индустриализации (задача, решаемая при капитализме в эпоху первоначального накопления капитала) также предстояло создать, одновременно преодолевая послевоенную разруху.

Однако уже на этом подготовительном этапе в план ГОЭЛРО были заложены концептуальные решения будущей программы индустриализации, включая преимущественный рост тяжёлой промышленности (производство средств производства), рациональное размещение промышленности по всей территории страны, наращивание ресурсной базы, реконструкцию и дальнейшее развитие транспорта, механизация сельского хозяйства и, в целом, изменение условий труда на основе электрификации и механизации производственных процессов.

В 1927 году соответствующие задачи перешли на первую пятилетку, в которую план ГОЭЛРО был органически вписан. Соответственно, выполнение большей части запланированного по ГОЭЛРО пришлось на 1-ю и 2-ю пятилетку.

Концепция индустриализации СССР

Ближайшими целями индустриализации являлись:

  • ликвидация технико-экономической отсталости;
  • достижение экономической независимости;
  • создание мощной оборонной промышленности;
  • первоочередное развитие базовых отраслей промышленности.

Структурная задача индустриализации состояла в превращении страны из аграрной в индустриальную.

Качественная задача индустриализации состояла в обеспечении экономической независимости страны. Последняя имела два аспекта:

  • финансовый — независимость от внешних источников финансирования программ расширения производства), и
  • технологический — независимость производственных циклов от импорта сырья, оборудования, продовольствия).

Применительно к средствам производства на первом этапе ставилась задача: из импортёра машин и оборудования СССР должен был превратиться в их производителя.

Средствами достижения этих целей были определены:

  • всесторонняя модернизация экономики, и
  • культурная революция, решающая задачу повышения образовательного, профессионального и научного потенциала совокупной рабочей силы.

Модернизация промышленности и транспорта предполагала реконструкцию старых и одновременное строительство новых объектов. Расстановку отраслевых приоритетов выражала формула: «Тяжёлая индустрия и производство средств производства являются основным ключом социалистического преобразования всего народного хозяйства, в том числе и сельского».

Модернизация лёгкой и пищевой промышленности шла менее быстрыми темпами, но на таких же строгих плановых основаниях, как и другие отрасли. Ставилась задача достичь

«такого перераспределения ресурсов, которое бы обеспечило пропорциональное развитие всех отраслей народного хозяйства как решающего условия подъёма материального благосостояния трудящихся.»

Основным методом осуществления социалистической экономической политики было избрано планирование народного хозяйства.

Первый пятилетний план

1-я пятилетка охватывает период с 1 октября 1928 по 30 сентября 1933 года. Проект директив (концептуальных целеуказаний) на 1-ю пятилетку был вынесен в 1927 г. на обсуждение XV съезда ВКП(б). Раскрывая в Политическом докладе ЦК основные положения проекта, И.В.Сталин впервые использовал крылатую фразу Ленина «догнать и перегнать».

Слова «догнать и перегнать» Ленин произнёс ещё накануне Октябрьской революции, то есть безотносительно конкретики планового социалистического строительства.

В дальнейшем эта фраза стала использоваться в формулировках задач каждой предвоенной пятилетки, причём её конкретизация менялась соответственно фактическим результатам уже пройденных этапов модернизации.

В 1927 г. отставание СССР от стран-лидеров капиталистического мира было ещё слишком велико. Поэтому Сталин оговорил, что задачей-максимум на первую пятилетку является лишь создание благоприятных условий для будущего прорыва

За 1-ю пятилетку в СССР вошло в строй 1500 новых промышленных предприятий. Стали отраслями тракторо-, автомобиле-, станко- и приборостроение, авиационная и химическая промышленность. Началась промышленная выплавка алюминия. Вступила в строй Днепрогэс и ряд крупнейших тепловых электростанций. На востоке СССР была создана вторая, после Донбасса, угольно-металлургическая база. Были построены Урало-Кузнецкий и Магнитогорский металлургические комбинаты, крупные угольные шахты в Донбассе, Кузбассе и Караганде. Газета Financial Times в 1932 г. писала:

Успехи, достигнутые в машиностроении, не подлежат никаким сомнениям. …прежде Россия производила только самые простые машины и орудия. Правда, и теперь абсолютные цифры ввоза машин и инструментов увеличиваются; но пропорциональная доля импортированных машин… непрерывно уменьшается. СССР … создал производство орудий и инструментов, которые охватывают всю гамму от самых маленьких инструментов большой точности и вплоть до наиболее тяжёлых прессов [2].

Первая пятилетка завершилась за 4 года и три месяца. Необходимость досрочного перехода к работе по новому пятилетнему плану был вызвана прежде всего переходом к стандартному хозяйственному календарю, начинающемуся с 1 января (вообще, «осеннее» начало хозяйственного года присуще аграрной экономике). Хотя общая программа промышленного производства по состоянию на 31 декабря 1932 года при этом осталась недовыполнена на 6%, задачи тяжёлой индустрии были к тому моменту уже перевыполнены (105% к плану). Это позволило признать выполненной главную задачу 1-й пятилеткисоздание производственных мощностей, составляющих предпосылку построения фундамента социалистической экономики — и перейти к работе уже по следующему пятилетнему плану.

Индустриализация и Великая Отечественная война

Производство чугуна и стали, добыча угля и нефти в СССР

Производство товарного зерна и хлопка-сырца в СССР в 1913 и 1940

Одной из основных целей индустриализации было наращивание военного потенциала СССР. Так, если по состоянию на 1 января 1932 в РККА насчитывались 1446 танков и 213 бронеавтомобилей, то на 1 января 1934 — 7574 танка и 326 бронеавтомобилей — больше, чем в армиях Великобритании, Франции и фашистской Германии вместе взятых.

За годы сталинских пятилеток индустриализация СССР вывела производительные силы страны и её совокупный потенциал тружеников промышленности, сельского хозяйства и науки на уровень, обеспечивший, в конечном счёте, победу в самой разрушительной войне за всю историю.

Попытки ряда маргинальных исследователь доказать обратное (например, что якобы «командно-административная система свела на нет достижения индустриализации», достаточно редки и не составляют мейнстрима в отечественной и зарубежной исторической науке. Симптоматично, что при внимательном рассмотрении соответствующие аргументы работают против утверждений, которые ими хотят обосновать.

Так, обыгрывая общеизвестные оценки потерь по территориям, оккупированным к началу зимы 1941 года (до войны там проживало 42% населения СССР, добывалось 63% угля, выплавлялось 68% чугуна и пр., некто В. Лельчук сетует, что «победу пришлось ковать не с помощью того мощного потенциала, который был создан в годы ускоренной индустриализации». Однако, если призадуматься, то даже не занимаясь пересчётом процентов, явно неприменимых хотя бы к населению, которое было эвакуировано, не говоря об отдельных производствах, можно констатировать, что

абсолютные достижения индустриализации к моменту начала войны были настолько высоки, что даже 58% населения, 37% угля и 32% чугуна оказалось достаточно, чтобы переломить хребет фашистским ордам.

Общепринятая историографическая концепция подчёркивает, что индустриализация наиболее коснулась Урала и Сибири, в то время как на оккупированных территориях оказалась преимущественно дореволюционная промышленность. Ни в коем случаен нельзя недооценивать роль подготовленной эвакуации промышленного оборудования в районы Урала, в Поволжье, Сибирь и Среднюю Азию. Только в течение первых трёх месяцев войны было перемещено 1360 крупных (в основном, военных) предприятий.

Примечания

  1. Ленин В. И. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 42, с. 159.
  2. Financial Times
Sidebar