Империализм

Империализм (франц. impérialisme, англ. imperialism, нем. Imperialismus, от лат. imperium — власть, господство) — монополистический капитализм, высшая и последняя стадия капитализма, канун социалистической революции.

Переход к империализму произошёл на рубеже XIX и XX вв., когда капитализм претерпел качественные изменения и в главных капиталистических странах сложилось господство монополий.

В. И. Ленин давал определение империализма, включавшее пять основных его признаков:

«1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни;

2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии;

3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение;

4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир;

5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами»[1].

Империализм — особая стадия капитализма

Заслуга всестороннего теоретического исследования новых явлений капитализма принадлежит В. И. Ленину, который, опираясь на труды основоположников научного коммунизма К. Маркса и Ф. Энгельса, путём анализа множества фактов пришёл к выводу, что совокупность новых явлений означает «…переход количества в качество, переход развитого капитализма в империализм» [2].

Ленинская теория империализма явилась величайшим вкладом в марксистскую политическую экономию, имела фундаментальное значение для развития революционной теории, для создания новой теории социалистической революции.

Ещё до появления книги Ленина в литературе термин «империализм», под которым понималась политика захватов рынков и территорий других стран, имел широкое хождение.

Характеристика империализма только как политики захвата страдала крупным пороком. Она не связывала политику империализма с экономическим строем, порождением которого она является.

Ленинская теория империализма показала, что та политика захватов и порабощения, которая привлекла внимание буржуазных идеологов на рубеже XIX и XX вв., является органическим следствием изменений производственных отношений капитализма, знаменующих его переход в новую историческую стадию развития. Чтобы понять природу, характер и перспективы империалистической политики захватов, нужно изучать экономику империализма, т. е. новые производственные отношения, которые породили возможность и необходимость такой политики.

Между тем в приведённой выше характеристике империализма как политики игнорировалось именно это самое главное. Каутский, например, сводил проблему империализма к проблеме отношений стран аграрных и промышленных, хотя политика империализма отнюдь не ограничивается отношениями промышленных и аграрных стран. По определению Р. Люксембург, империализм — не явление новейшей эпохи, а политика, которая свойственна капитализму с момента его появления на исторической арене. Под то определение империализма, которое дал лейбористский теоретик Стречи и суть которого — в характеристике империализма как покорения одними народами других, может подойти множество явлений всемирной истории, а не только периода капитализма, тем более её новейшей эпохи.

Все эти определения империализма как политики были далеки от понимания того, что империализм есть особая стадия капитализма. Характеризуя сущность той особой стадии развития капитализма, которую он назвал империализмом, Ленин писал: «Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами» [3].

Главным в этой характеристике новой, особой стадии является то, что империализм есть монополист

Sidebar