Буржуазия

Буржуазия (франц. bourgeoisie, от позднелат. «burgus» — укреплённый город) — господствующий, эксплуататорский класс капиталистического общества. Под буржуазией понимается класс современных капиталистов, собственников средств общественного производства, применяющих наемный труд рабочих. [1]

История буржуазии

В. И. Ленин выделял в развитии буржуазии как класса три исторических эпохи:

  • первая (до 1871) — эпоха подъёма и полной победы буржуазии;
  • вторая (1871–1914) — эпоха господства и начала упадка буржуазии;
  • третья эпоха (1914-предположительно н.в.) — эпоха империалистических потрясений, когда «буржуазия из подымающегося передового класса стала опускающимся, упадочным, внутренне-мёртвым, реакционным».[2]

Формирование буржуазии как прогрессивного класса в эпоху феодализма

Буржуазия зародилась ещё в недрах феодального общества. Первоначально капитал как стоимость, приносящая прибавочную стоимость, проявил себя в сфере торговли. Одновременно развивался и денежный капитал. «Из крепостных средневековья вышло свободное население первых городов; из этого сословия горожан развились первые элементы буржуазии» [3]. Формирование нового класса шло из наиболее богатых цеховых мастеров, торговцев, деревенской верхушки и феодальных элементов. По мере развития промышленности, торговли и мореплавания буржуазия постепенно сосредоточивала в своих руках всё возрастающие массы богатства и денежного капитала. Становление буржуазии как класса связано с эпохой так называемого первоначального накопления капитала; содержанием этого процесса являлись экспроприация у широких народных масс земли и орудий труда, колониальные грабежи и захваты. Тем самым были созданы условия для развития капиталистического способа производства: образование массы свободных от личной зависимости и лишённых средств производства наёмных рабочих и сосредоточение капитала в руках буржуазии.

Борьба буржуазии с феодализмом

Первоначальное накопление создало предпосылки для развития крупной промышленности, явившейся экономической основой установления господства буржуазии и формирования её как класса. На смену ремесленным цехам пришла мануфактура, а затем в результате промышленного переворота и крупная машинная промышленность.

Развитие капиталистического производства делало необходимым для буржуазии устранение политического господства феодалов. Стремясь покончить с феодальной раздробленностью и ограничениями, буржуазия возглавила в своих классовых интересах движение народных масс против феодализма. В результате революций в XVI — первой половине XIX в. буржуазия пришла к власти в большинстве стран Западной Европы и в США, а в некоторых других странах (Австро-Венгрия, Россия, Япония) — во второй половине XIX — начале XX в.

Темпы формирования буржуазии и степень её влияния в разных странах были различны. Ф. Энгельс писал: «В то время как в Англии с XVII века, а во Франции с XVIII века образовалась богатая и могущественная буржуазия, в Германии о буржуазии можно говорить лишь с начала XIX века».[4] Когда буржуазия была революционной силой, она сыграла исторически прогрессивную роль, т. к. под её руководством был ликвидирован феодализм и возник более передовой по сравнению с ним капиталистический способ производства. Буржуазные революции способствовали развитию идей просвещения и науки с её критическим мышлением, отвергающим всякий догматизм. Была разрушена вековая обособленность мелкого производства, происходило обобществление труда, следствием которого был рост его производительности. Детищем капиталистической индустриализации явился новый класс — пролетариат. Буржуазия создала крупную промышленность и всемирный рынок. «Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые».[5]

Начало упадка буржуазии, её превращение в реакционный класс

С превращением буржуазии в монополистическую (конец XIX в.), а затем в государственно-монополистическую (примерно с первой мировой войны), с выходом на историческую арену пролетариата роль буржуазии в обществе коренным образом изменилась. С развитием буржуазного общественного строя всё острее становилось противоречие между общественным характером производства и частным присвоением. Концентрация производства, рост его масштабов — результат концентрации и централизации капитала, сосредоточения огромных богатств в руках и под контролем всё более узкой верхушки класса буржуазии. Процесс этот ускорялся периодическими кризисами перепроизводства. На его основе к началу 20 в. завершилось превращение свободной конкуренции в монополию и вместе с тем формирование монополистической буржуазии как господствующего слоя буржуазного общества.

С развитием капитализма и особенно с переходом его в стадию империализма коренным образом меняется историческая роль буржуазии. Она превращается в главный тормоз общественного прогресса. Реакционная роль буржуазии проявляется особенно остро в период общего кризиса капитализма. На её развитие всё большее влияние оказывают не только внутренние противоречия самого капитализма, но и общий ход мировой истории: победа Великой Октябрьской социалистической революции, впервые показавшей, что свержение диктатуры буржуазии практически возможно; свержение буржуазии в ряде стран и образование мировой системы социализма; распад и крушение колониальной системы империализма; рост неустойчивости капиталистической системы мирового хозяйства.

Процесс концентрации и централизации производства привел к разорению многих мелких, средних и частично крупных капиталистов, к сокращению доли буржуазии в составе как самодеятельного, так и всего населения капиталистических стран. Она составляет в высокоразвитых капиталистических странах примерно 1—3% занятого населения. Превратившись из некогда довольно многочисленного класса в сверхконцентрированную малочисленную господствующую верхушку, буржуазия вместе с тем усилила свои экономические и политические позиции в обществе.

Сущность буржуазии

По своему экономическому положению буржуазия никогда не была едина. Всегда существовали крупные и средние буржуа, более богатые и менее богатые. По сферам приложения капитала буржуазия делилась на промышленную, торговую, банковскую, сельскую и т. п. В те или иные периоды различные группы буржуазии играли неодинаковую роль в системе буржуазного государства. Однако преобладающее влияние, как правило, оставалось за крупным капиталом.

В процессе развития различных форм государственно-монополистического капитализма и развертывания научно-технической революции внутри класса буржуазии произошло расслоение. По своему экономическому положению буржуазия подразделяется на мелкую(не путать с мелкими капиталистами), среднюю и крупную (монополистическую и немонополистическую).

Общим для всех слоёв и групп буржуазии была и остаётся капиталистическая собственность на средства производства и противоположность капитала наёмному труду. Каждый капиталист заинтересован в повышении эксплуатации не только «своих» рабочих, но и рабочего класса в целом. В конечном счёте прибыль каждого капиталиста — это его доля во всей массе прибавочной стоимости, произведённой рабочим классом. Однако это не только не снимает, но и предполагает противоречия и борьбу между отдельными капиталистами и группами капиталистов как в национальном, так и в международном масштабе. Эти противоречия вызваны стремлением любой ценой увеличить свою долю при дележе прибавочной стоимости, что проявляется в форме ожесточённой конкурентной борьбы, доходящей, если дело идёт о международных масштабах, до применения вооружённой силы. Как указывал Ленин, «…при капитализме невозможна иная основа, иной принцип дележа, кроме силы».[6]

Крупная буржуазия

Господствующее положение в экономике капиталистического общества занимает крупная буржуазия, представляющая собой в эпоху империализма монополистическую буржуазию — финансовую олигархию. Она сосредоточивает в своих руках подавляющую часть общественного производства и господствует над другими классами и над немонополистической буржуазией. Крупная буржуазия применяет труд тысяч наемных рабочих, причем немногочисленная монополистическая буржуазия — заправилы трестов, корпораций, банков — фактически эксплуатирует трудящихся не только своей страны, но и других стран.

В период созревания капиталистического способа производства и на начальной стадии его развития решающую роль играл купеческий и ростовщический капитал. В условиях развитого капитализма на его домонополистической стадии господствовал промышленный капитал. Для империализма же характерно господство финансового капитала — качественно новой формы капитала. В ходе развития финансовый капитал распространяет своё господство на все сферы капиталистической экономики — производство, обращение, кредит. Монополия и вырастающий из неё финансовый капитал пронизывают все стороны экономической, политической и духовной жизни капиталистического общества.

Финансовая олигархия — высшая форма монополистической буржуазии

Главенствующее место внутри самой государственно-монополистической буржуазии занимает финансовая олигархия — владельцы крупнейших банков и финансовых средств. Финансовый капитал персонифицируется в финансовой олигархии, которая, опираясь на свою совокупную экономическую мощь, держит в своих руках ключевые позиции в экономической и политической жизни капиталистических стран. Она, по существу, определяет в своих интересах внутреннюю и внешнюю политику капиталистических государств и является главным виновником социальных бедствий трудящихся. Многие мелкие, средние и частично крупные капиталисты превратились как бы в подрядчиков монополий, потеряли свою независимость. Все это вместе с неравномерностью распределения прибылей усиливает различия в интересах монополистической и немонополистической буржуазии.

Финансовая олигархия и монополистическая верхушка, утрачивая по многим вопросам поддержку мелких и средних капиталистов, делает своими союзниками, а нередко и прямо включает в свой состав обуржуазившихся крупных землевладельцев, помещиков-латифундистов, верхушку управляющих монополистическими трестами и концернами (менеджеров), партийно-политическую элиту буржуазных, а иногда и реформистских партий, профсоюзных боссов, верхушку должностных лиц в правительстве, заправил армии, полиции, разведки (милитаристскую клику). Это прямое следствие переплетения и сращивания монополий с государством. В ряде стран происходит военно-промышленного комплекса, т. е. союза крупнейших монополистов с военщиной в государственном аппарате.

Монополистический капитал порождает специфический социальный слой современного капиталистического общества — высший слой управляющих капиталистическими предприятиями (менеджеров). Появление и рост этой группы тесно связаны с передачей капиталистами непосредственного управления производством служащим. Процесс отделения собственности на капитал от функций управления носит двойственный характер. С одной стороны, он представляет собой результат растущего разделения труда, особенно в низших звеньях сферы управления, а с другой — отражает паразитизм, загнивание капитализма. «Капитализму, — писал Ленин, — вообще свойственно отделение собственности на капитал от приложения капитала к производству, отделение денежного капитала от промышленного, или производительного, отделение рантье, живущего только доходом с денежного капитала, от предпринимателя и всех непосредственно участвующих в распоряжении капиталом лиц. Империализм или господство финансового капитала есть та высшая ступень капитализма, когда это отделение достигает громадных размеров».[7]

Средняя и мелкая буржуазия

За монополистической верхушкой буржуазии идёт немонополистическая крупная и средняя буржуазия. Ленин указывал, что «чистый империализм без основной базы капитализма никогда не существовал, нигде не существует и никогда существовать не будет».[8]Устремляясь в наиболее прибыльные отрасли, монополистический капитал оставляет относительно широкое поле деятельности для немонополистической буржуазии в остальных отраслях производства. Однако, не выдерживая конкуренции со стороны крупной монополистической буржуазии, и средняя буржуазия попадает к ней в зависимость. К средней буржуазии относятся собственники более крупных предприятий (с числом рабочих приблизительно от 50 до 500).

Мелкие капиталисты — слой наибольший по численности и наименьший по силе — это владельцы небольших промышленных и торговых фирм, предприятий в сфере услуг, сельскохозяйственная буржуазия, живущие главным образом за счет эксплуатации труда небольшого числа наемных работников (примерно от 4 до 50 человек). Часть разоряющихся мелких капиталистов переходит в состав мелкой буржуазии, живущей главным образом за счет своего труда, или служащих.

Мелкая буржуазия представляет собой особый класс мелких собственников, занимающий промежуточное положение между основными классами в капиталистическом обществе — буржуазией и пролетариатом; для неё характерны наличие незначительной частной собственности на средства производства и личный (семейный) труд. Отличие мелкого буржуа от рабочего состоит прежде всего в том, что первый владеет средствами производства, а второй лишён их. Мелкая буржуазия зависит от крупного капитала, постоянно разоряется и вытесняется в ряды пролетариата.

Диктатура буржуазии как основа буржуазного государства

Буржуазия осуществляет свою диктатуру через государство с его чиновничьим и военным аппаратом, полицией, судом и тюрьмами, через политические партии и различные общественные организации. Как правило, в капиталистической стране, сохраняющей традиционные учреждения буржуазной демократии, имеется несколько партий буржуазии. Выражая интересы отдельных групп буржуазии, они ведут между собой нередко ожесточённую борьбу за власть. Но по существу все они отстаивают одну программу — сохранение капитализма и эксплуатации трудящихся, диктатуру буржуазии как класса. Как показывает исторический опыт, среди господствующих кругов финансового капитала имеется тенденция к тоталитаризму, к установлению фашистских и военных диктатур. Однако эта тенденция наталкивается на возрастающее сопротивление трудящихся классов, ведущих борьбу за демократию. К тому же тоталитарный режим проявляет тенденции отстранять от политической власти значительные группы буржуазии, доводя до крайней степени слияние государственного аппарата с горсткой представителей финансовой олигархии. Вот почему буржуазия при отсутствии серьёзных политических кризисов и глубоких социальных потрясений предпочитает сохранение многопартийной системы и парламентского режима, обеспечивающих более широкую политическую базу для буржуазного общественного строя.

Современная монополистическая буржуазия все шире использует в своих интересах государство, прибегает к методам программирования и прогнозирования производства, государственного финансирования научного и технического прогресса, военного производства, империалистической интеграции. Однако все это не дает ей возможности обуздать стихийные силы капиталистического рынка, предотвратить обострение общего кризиса капитализма. Разложение буржуазии выражается в усилении в ее среде тенденций паразитизма, коррупции, моральной деградации, политического авантюризма, граничащих с преступностью. Социальная пропасть между буржуазией и массами трудящихся углубляется.

Монополистическая буржуазия проводит агрессивную внешнюю политику, усиливает гнёт и ограбление широких слоёв населения, выступает в качестве мирового эксплуататора и жандарма, является главным оплотом реакционных сил, инициатором гонки вооружений и душителем демократии, непримиримым врагом освободительных движений. По мере усиления власти и гнёта монополистической буржуазии интересы и политика кучки монополий всё более приходит в противоречие с интересами не только рабочего класса, но и других слоёв капиталистического общества, что создаёт предпосылки для объединения всех демократических сил под руководством рабочего класса и его революционной партии.

Свержение господства буржуазии

Свержение и ликвидация буржуазии как класса исторически неизбежны и являются главными задачами пролетарской революции. Однако ликвидация не подразумевает собой ликвидацию физическую. Она означает экспроприацию, изъятие у эксплуататорских классов принадлежащих им средств производства, передачу в общественную собственность и тем самым уничтожение их как классов, монопольно владеющих данными средствами общественного производства. Этапы ликвидации разных слоев эксплуататорских классов обусловлены прежде всего тем, каким объемом средств производства и в каких масштабах они владеют.

В ходе классовой борьбы пролетариат может и должен сплотить вокруг себя не только массы трудящихся, но и массы мелких собственников, учитывая при этом непостоянность колеблющейся мелкой буржуазии. Зная о различиях между мелкой, средней и крупной буржуазией и используя их в целях классовой борьбы, рабочий класс не должен переоценивать их, особенно в период нарастания классовой борьбы, памятуя, что в определенных условиях против пролетариата сплачивается вся буржуазия.

Ликвидация буржуазии совершается в ходе классовой борьбы трудящихся с эксплуататорами по принципу «кто — кого». Острота, ожесточенность этой борьбы определяются в первую очередь степенью сопротивления свергнутого класса, который нередко надеется на реставрацию эксплуататорских порядков. В ходе Октябрьской революции она была наиболее ожесточенной. Российскому пролетариату противостояла не только «своя» буржуазия, но и помещики — пережиток феодализма. Кроме того, их поддерживала буржуазия других стран, и лишь последствия кровавой Первой мировой войны помешали им задушить революцию. После Второй мировой войны приход пролетариата к власти в странах Восточной Европы был гораздо более мирным.

После того как эксплуататорские классы перестают существовать, перед их представителями открывается дорога превращения в трудящихся. Если наиболее ожесточенные из них (как это было в СССР и некоторых других странах) эмигрируют в капиталистические страны, чтобы продолжать классовую борьбу против социалистических государств, то многие оставшиеся представители эксплуататорских классов перевоспитываются рабочим классом, включаются в общественно полезную деятельность. Ленин говорил, что «отдельных капиталистов и даже большинство капиталистов пролетариат не только не намерен «раздевать»… не только не намерен лишать «всего», а, напротив, намерен приставить к полезному и почетному делу — под контролем самих рабочих».[9] Патриотически настроенным, лояльно относящимся к пролетарской власти собственникам (не говоря уже о сочувствующих и прогрессивных элементах из буржуазии) социализм предоставляет широкую возможность созидательной деятельности на пользу общества.

Логика развития буржуазии как класса подтвердила гениальный прогноз К. Маркса относительно неизбежности вырождения и гибели буржуазной цивилизации. Этот класс вышел на историческую арену как экспроприатор чужой собственности, развивался и укреплялся на основе её внеэкономической и экономической экспроприации. Его верхушка всё больше изолирует себя, превращаясь во враждебную силу всего общества, закрывая для него перспективу прогресса. Неизбежным выходом поэтому становится социалистическая революция, которая экспроприирует экспроприаторов. Впервые в истории класс буржуазии был ликвидирован в СССР в результате Великой Октябрьской социалистической революции. В результате ошибок, совершенных Советской властью, буржуазия вновь пришла к власти в бывших социалистических странах.

Примечания

  1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 424
  2. В. И. Ленин. Под чужим флагом. ПСС, изд. 5, т. 26, с. 145–46.
  3. К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 4, с. 425.
  4. Ф. Энгельс. Конституционный вопрос в Германии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 4, с. 48.
  5. К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 4, с. 429.
  6. В. И. Ленин. О лозунге Соединённых Штатов Европы. ПСС, изд. 5, т. 26, с. 353.
  7. В. И. Ленин. Истинные интернационалисты: Каутский, Аксельрод, Мартов. ПСС, изд. 5, т. 27, с. 56–57.
  8. В. И. Ленин. Доклад о партийной программе 19 марта [VIII съезд РКП 18–23 марта 1919 г.]. ПСС, изд. 5, т. 38, с. 151.
  9. В.И. Ленин, ПСС, т. 32, с. 110

 

Sidebar